NoViolenceBlog починає публікувати найкращі твори, що надійшли на конкурс “Місто для бідних – місто для всіх”. 

Дивіться також фотографії, які надійшли на конкурс і обирайте своїх переможців: ФБ і ВК

***

Габріела Фабвен. Самоотречение

– Пойдем через Бессарабку?

– Нет, там ведь бомжи.
– Какая разница? 

Тогда для меня была большая разница, иду я возле этих, в большинстве своем, грязных, неухоженных, иногда совсем не воспитанных, людей, смотря на все их «добро», которое они так старательно таскают за собой, или же прогуливаюсь полу-пустой улицей, которая наполнена запахом свежей выпечки или ароматными духами. Сейчас… А что сейчас? У меня нет «сейчас», у меня нет «сегодня», «завтра» или даже «вчера». Всё как-будто слилось в одно, и в тоже время, разделилось на два периода в моей жизни: тогда и после тогда.
История моего переселения на улицу очень драматическая. Не могу утверждать, что вам она понравится, но я думаю, лучше сказать то, что хочется, чем жалеть, что кто-то совершил такую же ошибку, потому что ты не предупредил. Что, что, что… «Что?» «Как?» Я постоянно задаю себе эти вопросы и ищу ответа на них. Судя по всему, я знаю этот ответ, мне просто нужно достаточно хорошо обдумать вопрос, чтобы понять его структуру и проникнутся его смыслом. Именно в момент максимального сближения с внутренностями вопроса, ты понимаешь, что в правильной формулировке и кроется ответ. Настает такое долгожданное прозрение. Люди часто говорили мне, что я хороша в высказываниях своих мыслей и спрашивали, почему же я не напишу какую-нибудь книгу. Хочется прямо в эти минуты встать на свой, недавно найденный, прорванный, но всё же зашитый стул, и кричать. Кричать всем своим знакомым, которые живут неподалеку и избегают этого места, что наконец-то я научилась совмещать то, что от меня ожидают и то, что мне действительно хочется! Хотя тогда от меня этого ожидали совсем с иной концепцией: тематикой, формой, атмосферой, цветом, запахом.

Скоро уже рассвет, а кушала я еще прошлого утра, но это свидетельствует только о хорошем. Это значит, что писание и вправду помогает мне забыться. Забыть о голоде, о жажде, всех материальных нуждах и желаниях. Да, тогда мне было достаточно просто щёлкнуть пальцем или посмотреть на Андрея, чтобы у меня появилось все, что я хочу. Но после тогда я уже ничего не хочу. Достаточно.

Мы с Андреем познакомились в Киеве и долгое время жили вместе в Харькове, откуда он родом, пока наши родители не начали пилить каждого из нас, со своей стороны, о свадьбе, детях, внуках и так далее. Конечно же, первое время мы подолгу отнекивались, потом просто молчали и, в конце концов, переехали в нашу общую столицу, где никто не мог до нас добраться, если мы сами этого не захотим. Полная независимость и своего рода изолированность от родителей сделала из 25-летнего хлюпика Андрея, самостоятельного, успешного банкира, который умеет держать свою позицию, не подчиняясь ни каким-либо социальным установкам, морали, штаммам, ни управляющим, что так и рвались взять его под уздцы.

Я работала бухгалтером в компании его лучшего друга. Очень часто я возвращалась домой сама и умирала там со скуки. Заняться попросту было нечем. Ну, что? Может, почитать что-нибудь, посмотреть фильм? Браться за кулинарию смысла не было, так как к нам приходила гувернантка, которая не то, что наготовит на семью из пяти человек, она еще и поубирает дома так, что каждый раз я заходила, как в новую квартиру. Никаких признаков жизни. Андрей очень часто оставался ночевать на работе и отношения у нас, естественно, начали портится. Нам уже было по 30 лет, когда он предложил мне выйти за него замуж и как бы «начать все сначала». Но что нам было начинать? Требовательная к себе, нервная работа забирала у него все силы. Андрей стал очень уязвимым и чувственным, даже маленькая проблема могла превратить неделю отдыха не депрессию. В общем, мне казалось, что он стал более жестким и сосредоточенным благодаря работе, но, к сожалению, это мне только казалось.

Мы жили в очень приличном районе Киева, в двухэтажной квартире со всем, чего только можно было придумать. Если честно, то поначалу мне вся эта роскошь и богатство были очень неприятны, даже немного дикими. Я не понимала, зачем он покупает машину представительного F класса, зачем нам квартира в центре, почему так важно иметь пентхаус и почему я должна одеваться так, как советует мне его секретарша, которая была лет на 20 старше меня. Ничего, потом к этому привыкаешь. Привыкаешь, что нужно одевать маску, что нужно играть в игры, не всегда очень гуманистические, что нужно преображаться в совсем другого человека, что тебя кладут в рамки, созданные самим тобой, что ты обречен. Что же тогда случилось? Как же я умудрилась спастись от этого? Жить на улице хорошо. Никто за тобой не следит, никто не рассказывает тебе, что и когда одеть, как правильно кушать и спать. Конечно, бывают проблемы с разными социальными классами, но это все в пределах обыденности и не нарушает твою зону комфорта.

Честно говоря, я сама толком не понимаю как случилось так, что в один прекрасный момент я оказалась без Андрея, без дома, без работы и вообще без своей личности. После брака мы еще 10 лет благополучно терпели отсутствия друг друга дома, комфорта и разнообразия. Понятия не имею, как у нас это получалось, но однажды Андрей сорвался. Он пришел домой на 2 часа раньше, чем когда-либо и сказал, что продал свой бизнес. Конечно, с одной стороны я очень огорчилась, так как мне уже начало нравится ходить в дорогие рестораны и магазины, но с другой стороны я очень обрадовалась, так как деньги у нас еще были, а нормальной жизни – нет. Друг Андрея, у которого я работала, узнав об увольнении моего мужа, сразу начал намекать на то, что я ему уже не очень-то и нужна. Все у нас шло не очень хорошо, поэтому Андрей поехал к родителям в Харьков и остался жить у них. Как потом оказалось, он вляпался по уши в проблемы с серьезными людьми и просто сбежал. Что же мне оставалось делать? Я устроилась на неполный рабочий день кассиром, немного подрабатывала, раздавая листовки, и, в конце концов, решила продать квартиру. Не то, чтобы я очень любила Андрея или пытала какое-то сочувствие к нему, мне просто стало жаль его родителей, которым придется отдуваться за любимого сына.

После продажи я думала тоже уехать к моим родителям. Как оказалось, они считают меня слишком взрослой для совместной жизни и до сих пор таят обиду за проступок молодости. Ну что ж, мне 40 лет, я без работы, без жилья, но зато с долгами своего мужа. Жизнь прекрасна! Бухгалтерский опыт дал про себя знать и мне удалось легко посчитать сколько я возьму денег с Андрея, какую одежду продам и в какие инстанции буду обращаться за помощью.
Уже через год мне удалось не только разделаться со всеми делами моего спутника жизни, но и обустроить себе неплохое существование. Мне нравится жить на улице. Никто за мной не следит, никто не рассказывает мне, что и когда одеть, как правильно кушать и спать.
10406007_812894012075770_1171581413_n

Габріела Фабвен. “таке сталось з людьми.

-якшо я не захочу*, то ти мене не зможеш побачити, як би не намагався

*тут. дії=колір, що передбачає позитивні або негативні реакції”

Епілог

Я люблю експериментувати з концепціями творів, з інтерпретаціями сюжетів, з героями, з манерами написання тощо. Тут мене зацікавила саме форма написання. Процес написання. Я кладу собі рамки, за які не хочу виходити і це змушує мене шукати нові напрямки, нові шляхи висловлення бажаної думки.
В основу цієї історії покладена цитата, яку я почула, повертаючись додому. Вона мене дуже сильно вразила, оскільки, не можна передбачити своє існування наперед. Що я хочу цим сказати, так те, що відрікатися від когось, уникати когось, прямо чи опосередковано, є не просто неправильно, адже правильність не може бути чітко визначеною спільно для всіх. Відрікатися від когось, уникати когось, прямо чи опосередковано, є проступком проти самого себе. Ми не можемо бути впевнені у тому, що завтра житимемо так само благополучно, як сьогодні. Ми не можемо бути впевнені в тому, що завтра з нами не станеться того, що сталося з людьми, яких ми не хочемо бачити. Звідки береться ця стереотипність, це ганебне ставлення до людей, які не є такими, якими є ми? Потрібно боротися з проблемами сприйняття класів суспільства, етнічної приналежності, а також інтелектуального розвитку.

 

 

 

 

Advertisements

Do you agree?

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

Category

Uncategorized